Балинт-группы

18 декабря в Морено-центре начинает свою работу балинтовская группа, целью которой будет помощь психологам в ведении сложных случаев из собственной психологической практики, повышение профессиональной и психологической компетентности специалистов. Предваряя начало работы балинт-группы, предлагаем вашему вниманию отрывок из книги Геннадия Старшенбаума «Энциклопедия начинающего психолога», в котором раскрывается понятие балинт-группы, основные принципы и правила ведения таких групп.

Балинт-группы

Микаэл Балинт (2002) одним из первых разработал краткосрочную модель психоаналитической терапии, построенную на интуитивном подходе. Поскольку рациональное обучение такому подходу неэффективно, необходимы занятия в балинт-группе. Целью балинтовских групп является повышение профессиональной и психологической компетентности посредством анализа межличностных отношений и взаимодействий терапевтов коммуникативных профессий в трудных случаях их деятельности. Эта цель конкретизируется в следующих задачах:

✶ осознание искажений и «слепых пятен» в межличностном восприятии и восприятии себя, блокирующих продуктивные профессиональные отношения с людьми в контексте конкретного случая;

✶ эмоциональная коррекция участников балинтовской группы, основанная на возможности обсуждения и проработки трудных и «неудачных» случаев в ситуациях коллективной поддержки (психологические и психокоррекционные аспекты);

✶ расширение представлений о ходе общения и поведении участников группы в противовес их профессиональным установкам (операциональным – стереотипам действий, операций; смысловым – устоявшимся взглядам, позициям, точкам зрения);

✶ развитие рефлексивной способности более адекватно и полно воспринимать и оценивать себя, осознавать, что и для чего делаю; более глубоко понимать других людей и межличностные взаимодействия, влияющие на эффективность результата в профессиональном межличностном общении;

✶ повышение сенситивности (чувствительности) к групповым процессам. В ходе тренинга члены группы включаются в новую для них сферу социального и профессионального опыта, благодаря которой они узнают, как они воспринимаются другими членами группы, имеют возможность сравнить самооценку общения через представления других участников группы;

✶ взаимное обогащение участников группы эффективными психотехнологиями при «проработке» и психологическом анализе конкретных трудных, проблемных, неудачных случаев их профессиональной деятельности и затруднительных ситуаций взаимодействия;

✶ формирование навыков коллегиальной психологической поддержки участников группы.

В 1993 году Британское Балинтовское общество издало рекомендации, которые содержат существенные («фундаментальные») и желательные характеристики балинтовских групп, позволяющие им в случае соблюдения этих правил работать продуктивно.

Существенные характеристики классических балинтовских групп:

✶ Размер группы колеблется в пределах 6–12 человек.

✶ Руководитель группы должен иметь предварительную подготовку в ведении таких групп.

✶ Члены группы должны иметь практику в лечении, консультировании, психокоррекции и т. д.

✶ Работа группы основывается на представляемых случаях из практики членов группы.

✶ Обсуждение сосредоточено на взаимоотношениях (коммуникациях) врач – пациент, психолог – пациент и т. п. При этом обсуждаются «материалы» только реального случая. Общие (тем более теоретические) проблемы не обсуждаются.

✶ Записи представляемого случая не используются.

✶ Группа не предназначена для индивидуальной или групповой терапии. Не обсуждается сам заказчик. Получение положительного результата заключается в удержании в поле зрения контекста проблем пациентов (пациента), а не своих собственных.

✶ Терапевт, предлагающий свой случай на обсуждение (в дальнейшем будем называть его «заказчиком»), должен услышать не то, что группа думает о нем, а то, чем его рассказ и последующая дискуссия помогли всем другим.

✶ Стандартные правила работы в группе: конфиденциальность, искренность, личная ответственность, уважение к мнению других членов. Работа в «круге». Одинаковые кресла у всех участников.

Желательные характеристики классических балинтовских групп:

✶ Группа является постоянно действующей, регулярно проводящей свои сессии.

✶ Группа закрыта, насколько это возможно.

✶ В группе есть руководитель, имеющий психологическую или психотерапевтическую подготовку.

В классической балинт-группе центральным объектом исследования являются отношения «терапевт-пациент». Они отражают перенос пациента и контрперенос терапевта. Цель семинара – столкнуть терапевта со «слепыми пятнами» в его контрпереносе, которые он проявляет публично. Группа при этом идентифицируется и с терапевтом, и с пациентом, что помогает использовать ее в качестве «третьего объекта».

Для занятий используется помещение, позволяющее расположить по кругу стулья или кресла по числу участников семинара. Дополнительное техническое обеспечение не требуется, но по желанию группы занятия могут фиксироваться с помощью видеокамеры или магнитофона, либо ведется стенограмма занятий.

Обычно примерно 10 участников встречаются с руководителем группы один раз в неделю для полуторачасовых занятий на протяжении 2–3 лет. Проводятся также краткосрочные группы (3–7 дней) в режиме марафона, при этом общее количество занятий должно соответствовать количеству участников. Желательно, чтобы они не были связаны служебно-иерархическими отношениями. Для эффективности работы необходимы высокая мотивация обучения у участников, четкое видение ими ближних и отдаленных перспектив применения полученных знаний и умений в практической работе, открытость и готовность к отреагированию гнетущих переживаний и эмоций, стремление к осознанию личностных проблем и личностному росту.

Реакции докладчика считаются соответствующими подобным реакциям терапевта и пациента в предлагаемой для обсуждения ситуации. Поэтому если докладчик формулирует свой запрос в виде клинического («Что делать с этим пациентом?») или личностного («Что во мне самом не так?»), его надо переформулировать следующим образом: «Почему именное с этим пациентом у меня не сложились конструктивные отношения?», «Почему он хочет прервать лечение у меня?» и т. п.

Руководитель группы анализирует различные уровни отношений: как пациент спонтанно сообщает о себе и о болезни, как терапевт пытается понять скрытый смысл представлений пациента в контексте ситуации, так участники группы стараются добиться понимания отношений «терапевт-пациент» в контексте своих реакций на спонтанные феномены, которые обнаруживают в сообщении докладчика. Неосознанные аспекты трансфер-контртрансферных отношений проявляются терапевтом как с пациентом, так и в группе, и выявляются в условиях долгосрочного группового процесса, который одновременно является учебным и психодинамическим.

В индивидуальном психоанализе цель достигается посредством свободных ассоциаций пациента и свободно плавающего внимания психотерапевта. В балинт-группе вначале ассоциации дает участник, докладывающий случай, а затем – остальные участники группы, в то время как руководитель использует свободно плавающее внимание.

При этом следует различать следующие три измерения (уровня):

  1. Бессознательное измерение отношений между заказчиком и его пациентом в ситуации «там и тогда», относящееся к реальным встречам обеих персон. Эта встреча подвержена искажениям в результате взаимного проявления переносов и контрпереносов.
  2. Бессознательное измерение отношений в ситуации «здесь и сейчас», относящееся к реалиям балинтовской группы. При этом имеются в виду четыре варианта проявляющихся переносов: отношение между заказчиком и руководителем, отношение между заказчиком и группой, отношение между группой и руководителем (групповой перенос), а также отношение между отдельными участниками группы и руководителем.
  3. Бессознательное измерение, в котором хотя и отражаются отношения, связанные с ситуацией «там и тогда», о которых рассказывает заказчик, но актуальны они для отношения балинт-группы в ситуации «здесь и сейчас». Это измерение также соответствует переносам, поскольку переносимые паттерны отношений, проявлявшиеся прежде в ситуации с пациентом, теперь повторяются, отражаются, подвергаются рефлексии или отображаются в балинт-группе. Вот этот последний уровень и оказывается рабочей плоскостью балинт-группы. Именно в ней будут интерпретироваться предъявляемые для анализа первоначальные отношения между заказчиком и пациентом, а также между пациентом и заказчиком.

Протекающие во втором уровне процессы переноса мешают достичь цели балинт-группы, а именно, осознать бессознательное измерение первого уровня посредством использования отзеркаливающих феноменов третьего измерения. С учетом психоаналитической концепции переноса-контрпереноса достижение цели возможно только тогда, когда участники балинтовской группы смогут контролировать свой контрперенос. Они должны быть способными его обнаруживать, не реагируя на складывающуюся ситуацию бесконтрольно (горизонтальность отношений) и сохраняя возможность проверять обнаруживающиеся в самих себе чувства на их качество, содержание и форму (вертикальность персоны).

Когда участники группы становятся к этому способны, тогда цель балинтовской группы достигнута. Практикующим терапевтам на все обучение необходимо затратить 2–3 года при еженедельных семинарских занятиях в течение полутора часов (10 месяцев в году).

Групповой процесс в балинт-группах со студентами-психологами характеризуется следующими особенностями. Постепенно обнаруживается, что помощь пациентам бессознательно означает желание студентов самим получить подобного рода помощь. У студентов, проходящих практику в медицинских учреждения, нередко наблюдаются конфликты с сотрудниками этих учреждений, аналогичные конфликтам зависимости и лояльности с руководителем балинт-группы: «Не предаю ли я однокурсников, идеализируя руководителя?»

Балинтовские группы могут формироваться из слушателей краткосрочных учебных семинаров, в том числе и во время повышения квалификации сотрудников, а также из слушателей 6 и 9-месячных спецфакультетов, например спецфакультета по подготовке тренеров социально-психологического тренинга. На учебных сборах ежедневные занятия по 8–10 часов в течение 4–5 дней дают возможность каждому из участников представить свой случай на обсуждение. Анализ одного случая обычно занимает до 2 часов работы, но может быть и больше.

Эти рекомендации о временном режиме работы, частоте перерывов и встреч основываются на опыте ведущих балинтовскую группу, распорядке дня учебного заведения, специфике работы подразделения и др. Организационные вопросы в любом случае должны обязательно обсуждаться в группе и определяться руководителем совместно с участниками. Право объявления перерывов желательно оставить за руководителем группы, который, ориентируясь на логику происходящего, может сдвигать время их начала и окончания, непременно учитывая при этом ранее принятые в группе решения.

Балинтовские группы могут составляться из специалистов, работающих в одном или в различных учреждениях. Нежелательно включение в одну группу терапевтов, связанных служебно-иерархическими отношениями (начальник и подчиненные). Половозрастных ограничений нет. Группа может объединять людей с различным стажем работы, наиболее эффективно участие их при стаже более трех лет. В группу могут входить 6–15 человек, оптимально – 8–10. Основным принципом формирования такой группы является добровольность объединения профессионалов, готовых к пересмотру стереотипов в своей работе, заинтересованных в коллегиальной взаимопомощи.

Руководитель группы избирается участниками, либо специально приглашается для этой работы. Ведущий должен быть опытным терапевтом в области консультирования и психотерапии, знать технологию балинтовской группы, принципы групповой динамики, уметь управлять группой, следить за состоянием рассказчика и блокировать опасные обратные связи в случае неготовности «заказчика» принимать их. Балинт-группы могут иметь двух неформальных руководителей, один из которых – ведущий, имеющий соответствующую подготовку, а второй – терапевт в конкретной сфере социальной практики. Они могут пригласить супервизора.

Чаще всего обсуждается опыт лечения пациентов различными методами. Это могут быть трудные или неудачные случаи, вызывающие неприятные воспоминания и остающиеся непонятными, или текущие случаи, вызывающие беспокойство. В зависимости от состава и интересов участников обсуждаться могут однотипные случаи в нозологическом (наркология, гастроэнтерология) или терапевтическом (групповая психотерапия) плане.

Принцип «здесь и теперь» предполагает, что вся работа строится на материале личного опыта, не распространяется за его пределы и рассчитана на получение профессиональной и психологической поддержки от других членов группы. Докладчик при этом имеет возможность высказывать свои представления о процессе, участником которого он является. Таким образом, реализуется возможность поиска и исправления ошибок в ситуации обучения.

Принцип принятия. Каждый участник группы проявляет свои особенности, рассчитывая на безусловное принятие. Благодаря этому докладчик получает возможность с разных сторон посмотреть на обсуждаемую ситуацию, изменить свою точку зрения, отношение, поведение, а также обнаружить собственные потенциальные возможности.

Принцип персонификации высказываний требует от всех участников тренинга отказа на группе от безличных речевых форм высказываний, которые в повседневном общении зачастую помогают скрывать собственную позицию или избегать прямого адресования информации в нежелательных случаях.

Принцип ассоциирования языка чувств способствует более глубокому освоению каждым участником эмоциональной сферы общения. Такое общение, прежде всего, дает разностороннюю информацию об индивидуальных особенностях людей. Кроме того, оно позволяет избежать негативных оценочных суждений о личности «заказчика», находящегося на «горячем стуле». Поэтому информация обратной связи от группы не может направляться «заказчику» в виде отрицательных назидательных порицаний и суждений «Вы плохой», «Вы поступили неправильно» и т. п. Негативная оценка образа действий «заказчика», выраженная на языке чувственных образов, ассоциаций и метафор, является более опосредованной и лояльной.

Принцип этической конфиденциальности сводится, во‑первых, к требованию неразглашения содержания общения, возникающего в ходе работы группы, а также фактов о конкретном поведении участников за пределами группы. Соблюдение данного принципа способствует становлению и укреплению доверительного общения в группе, а также предотвращает нанесение кому-либо из участников психологической травмы. Во-вторых, принцип конфиденциальности предполагает, что позиция и мнение каждого участника суверенны. Поэтому одним из непременных условий работы балинтовской группы является право руководителя «остановить» обсуждение личностных особенностей «заказчика», тем более со стороны коллег, имеющих отношение к «случаю». Это обеспечит стимулирующий психологический «фон» доверия и безопасности, снижающих защитную закрытость «заказчика».

Занятия балинтовской группы проводятся в несколько этапов.

1-й этап – краткая презентация и выбор случая. Ведущий предлагает всем желающим представить на рассмотрение свой случай, проблему, создающую состояние дискомфорта. Далее каждый желающий описывает свой случай в произвольной и лаконичной форме. Далее группа решает, какой из описанных случаев будет обсуждаться. При голосовании может возникнуть ситуация, когда два «заказчика» получат равное количество голосов. Тогда право выбора предоставляется обоим путем переговоров, или руководитель берет инициативу на себя.

2-й этап – развернутое представление случая. Участник, выбранный группой, описывает трудный случай из практики своей профессиональной деятельности. Для балинтовской группы нет необходимости в подготовке доклада, в восстановлении в памяти и документировании эпизода накануне. Более продуктивны спонтанные рассказы, так как анализ забытых важных деталей часто дает ценную информацию для выявления «слепых пятен». Повествование строится в абсолютно свободной форме. Устанавливаются «мягкие» ограничения по времени. Заказчика не перебивают. Руководитель и члены группы внимательно слушают и наблюдают за его поведением и поведением друг друга. Их наблюдения могут оказаться очень полезными для последующего анализа коммуникативных затруднений заказчика.

3-й этап — ведущий помогает заказчику сформулировать вопросы и пожелания группе, в которых заложено желание получить новые знания и групповую поддержку.

4-й этап – вопросы группы к заказчику. Ведущий следит за тем, чтобы вопросы не подменялись версиями, интерпретациями, советами, перерастающими в групповую дискуссию. Отвечая на вопросы, заказчик дополняет свой рассказ, при этом он часто с удивлением обнаруживает, что почему-то забыл или не учел какие-то важные аспекты своего случая, для него проясняются многие неосознаваемые моменты. Вопросы лучше записывать на доске или планшете, чтобы участники группы задавали уточняющие вопросы, сохраняя условия запроса.

5-й этап – окончательное формулирование заказчиком вопросов, которые он хотел бы вынести на обсуждение. Некоторые из ранее поставленных вопросов могут потерять свою актуальность для заказчика, благодаря осознанию им ряда моментов на предыдущем этапе. Список вопросов может быть и расширен, если какие-то из вопросов, заданных ранее группой, кажутся заказчику существенными для прояснения случая. Часто таким дополнительным вопросом, принимаемым заказчиком, становится вопрос о том, какие аспекты в предложенном случае с точки зрения группы он недостаточно осознает. Право формулирования окончательного запроса остается за заказчиком.

6-й этап – ответы группы на запрос заказчика и свободная дискуссия. При этом заказчик может предпочесть услышать ответы на все вопросы поочередно от каждого члена группы или предложить, чтобы участники по кругу ответили сначала на первый вопрос, затем на второй и т. д. Если некоторые вопросы представляются ему тесно связанными, то возможно, чтобы каждый ответил по кругу на первую группу вопросов, а потом также по кругу на следующую. Ответы могут отражать чувства участников группы: «В этом случае я чувствую себя…»

Ответы на вопросы являются, как правило, обязательными для всех участников группы. Не меньшее значение, чем определенные суждения и «советы», для «заказчика» и остальных участников могут иметь ответы типа: «У меня тоже была подобная ситуация, и я нашел выход…» В начинающей работу балинтовской группе участники на этом этапе могут стремиться к разнообразию ответов. Важно не допускать выражений типа: «Я тоже так думаю, как и …» или «Я не знаю, что говорить, все уже было сказано».

В таких случаях руководителю приходится напоминать, что ответы являются «обязанностью» всех членов группы, и высказывание точки зрения, даже аналогичной прозвучавшей ранее, весьма важно для предоставившего случай. В эмоционально окрашенной атмосфере «заказчик» может не понять смысл однократно высказанного кем-то суждения. Самостоятельное значение имеет для него и сам факт, что многие члены группы предлагают идентичное или близкое видение его ситуации, но группа не стремится ничего навязывать, понимая, что заказчик может заблокировать принятие информации.

Поощряются на этом этапе и свободные ассоциации на тему: «Аналогичная проблема». После высказывания любого члена группы «заказчик» может задать ему уточняющие вопросы, если что-то осталось неясным. Может быть, что в балинтовской группе один участник осознанно или неосознанно идентифицирует себя с «заказчиком» или его «партнером» по обсуждаемой ситуации. Высказывания последних могут быть, например, такими: «Знаешь, я представил себя на месте … когда ты произносил что-то в его адрес, воспроизводя ситуацию, и при этом заикался, я почувствовал себя напряженно». Подобные высказывания имеют особую ценность для представляющего случай, да и для всех участников.

В хорошо работающей балинтовской группе отдельные реплики провоцируют продолжение обсуждения в виде дальнейших кругов или свободной, но корректно управляемой дискуссии. Это приводит к более глубокому пониманию проблем, творческому коллективному развитию прозвучавших точек зрения, неожиданных ракурсов видения обсуждаемой ситуации. Будучи эмоционально значимым для представляющего случай, такое обсуждение позволяет воспользоваться полученной обратной связью участников балинтовской группы, как корректирующей, так и психологически поддерживающей. На этом этапе поощряются и свободные ассоциации на тему: «Аналогичная проблема».

На 7-м этапе осуществляется обратная связь от руководителя группы к заказчику. Ведущий обобщает ответы группы, высказывает собственное видение ситуации, представленной заказчиком на обсуждение, предположения о причинах возникших у того трудностей и т. д. В конце работы ведущий благодарит «заказчика» за предоставленный случай и смелость при его разборе, а участников группы – за поддержку сотрудника.

8-й этап – обратная связь заказчика. Его высказывания могут касаться впечатлений о работе группы и собственного эмоционального состояния. Он отмечает изменения взгляда на свою ситуацию, новое в понимании случая и своих переживаний по этому поводу. «Заказчик» может также оценить вклад конкретных участников, поблагодарить за поддержку или высказаться о своем состоянии словами «как стало легко и многое понятно» и т. п.

Балинтовская сессия может заканчиваться шерингом, целью которого является эмоциональная поддержка заказчика и эмоциональная реакция участников. Члены группы говорят о своих чувствах и впечатлениях. Решаются также организационные вопросы, принимаются предложения. Иногда высказывания отдельных участников побуждают к продолжению дискуссии в виде второго круга обсуждения, предметом которого становится творческое коллективное развитие предложенных неожиданных точек зрения, развитие от редукционизма к плюрализму, от поверхностного к углубленному видению проблемы. Поэтому задачей балинтовской группы является не создание некоего конечного продукта, абсолютно истинного видения предложенной ситуации, а расширение сознания участников группы и стимуляция самопознания.

Основным условием продуктивности работы балинтовской группы является соблюдение контракта на исследование взаимоотношений в собственном профессиональном опыте участников. В связи с этим от ведущего требуется сбалансированность между эмоциональной нейтральностью и даже «холодностью» разбора формальных (организационно-правовых) отношений и «теплым» эмоциональным климатом, свойственным группам как личностного, так и профессионального роста.

Одна из сложных задач ведущего балинтовской группы – постоянно сохранять фокус обсуждения на профессиональных отношениях, чтобы избежать проработкой личностной проблематики «заказчика» или ухода в безопасную сферу теорий и общих рассуждений.

Ведущий не является «начальником». Его основная задача – организация конструктивного процесса работы группы и создание в ней климата доверия и безопасности, а не поиск решений трудных случаев и не терапия отдельных участников. Поэтому в балинтовских группах, работающих по классической технологии, использование психотерапевтических техник и приемов не поощряется. Если ведущий отходит от важнейших правил, то группа очень легко может отклониться далеко в сторону от своих задач. Ее работа может быть полезной, даже приятной, но это будет не классическая балинтовская группа, а другая форма групповой работы.

От ведущего во многом зависит создание атмосферы заинтересованности и включенности, безопасности и доверия, соблюдения такта и культуры общения. Работоспособность группы поддерживается также умением руководителя улавливать и разрешать внутригрупповые «кризисы», в частности тенденцию к изоляции кого-либо из участников или самоизоляции.

Ответственной функцией ведущего является эмоциональная поддержка участника, представляющего свой случай. Как правило, в балинтовской группе высока вероятность критической оценки поведения «заказчика», ведь обсуждается неудачная, внешне, возможно, непривлекательная ситуация. И действительно, «заказчик» находится обычно на «горячем стуле». Ему приходится слышать предлагаемое кем-то видение «его» ситуации, зачастую окрашенное «проекцией», с которой трудно согласиться и хочется спорить. Задача ведущего в этом случае – не допустить критики «заказчика» и споров между участниками группы, организовать эмоциональную поддержку.

Эффект эмоциональной поддержки проявляется в том, что член группы ожидает эмоциональной поддержки, сочувствия, сопереживания, помощи со стороны остальных членов своей группы, и эти ожидания оправдываются. Однако этот эффект отражается не только на ожиданиях отдельного человека. Он предполагает также эмоциональную и реальную поддержку действиями других членов группы. Если такая поддержка члену группы не оказывается, то у него разрушается чувство «мы» – чувство принадлежности к группе, сопричастности ее делам и возникает чувство «они». Член группы, не получивший эмоциональной поддержки, в каком-то случае способен воспринять свою группу как чужаков, не разделяющих его интересы и заботы.

Существенное значение в балинтовской группе придается способности руководителя работать с бессознательными феноменами. Он должен обратить внимание группы на всякого рода пропуски в рассказе о трудной ситуации. Ведущему следует призывать участников не высказываться о личности представляющего случай, основываясь на ситуациях «там и тогда», и отслеживать такие моменты в реальном «здесь и теперь» обсуждении.

Ведущий балинтовской группы может учить на собственном примере: как слушать, как строить вопросы, как давать интерпретации. Но следует заметить, что по ходу продолжающейся дискуссии высказанные ранее гипотезы, версии являются равновероятными, нет поиска истины и борьбы за нее. В рамках балинтовской группы возможно и взятие руководителем на себя ответственности за выбор случая, если претендентов оказалось несколько, а результаты голосования не выявили «заказчика».

Это имеет смысл, если кто-то из потенциальных «заказчиков» очевидно сильно эмоционально «заряжен», то есть ощущается, что для него анализ трудной ситуации крайне актуален. Несмотря на то, что разбор другого случая может казаться группе более интересным, стоит отложить его рассмотрение на следующий раз, а на данном занятии вести разговор о том, что «здесь и сейчас» в наибольшей степени эмоционально значимо. Кстати, обычно рассмотрение именно таких случаев проходит с максимальной эффективностью не только для «заказчика», но и для группы в целом.

При ответах на вопросы «заказчика» ведущий может попросить самого «заказчика» воспользоваться техниками активного слушания (в классических балинтовских группах такого не допускается, так как это уже элементы социально-психологического тренинга). При этом после каждого выступления коллег ведущий просит «заказчика» перефразировать их высказывания или повторить в сжатой форме самые существенные моменты.

Конечно, это дополнительная нагрузка. Но она способствует мобилизации сил «заказчика» и его восприятия сути ситуации. Кроме того, эта процедура может несколько ослабить эмоциональное напряжение, благодаря тому, что собственные рациональные формулировки обычно бывают более нейтральными. Но главное – вербализация «заказчиком» высказываний других участников способствует их лучшему пониманию. К этой процедуре особенно полезно прибегать, если при представлении случая участник делится своей растерянностью в конкретной ситуации, в том числе из-за неспособности понять происходящее, произнося: «Я хотел бы понять…»

Если в процессе обсуждения кто-то из членов группы стремится претендовать на роль всезнающего «оракула», полезным может оказаться использование ролевой игры (в классической балинтовской группе это также не допускается). Ролевая игра, в которой «заказчик» выступает не в собственной реальной роли, а именно «оракула», которого просят реализовать свои советы, находясь в роли и ситуации «заказчика». Такая ролевая игра может снизить критический настрой и эмоционально поддержать «заказчика». Она высвечивает новые ракурсы обсуждаемой ситуации и провоцирует участников на построение конструктивных гипотез.

От руководителя исходит инициатива в отношении изменений временного режима работы. Он может задать регламент, например, увеличить темп, предложив ограничить время выступлений. В ряде же случаев могут быть и более серьезные временные сдвиги, связанные с конкретным случаем и личностью «заказчика».

Как правило, ведущий балинтовской группы следит за дисциплиной, чтоб участники не прерывали «заказчика», когда он описывает случай, не перебивали друг друга во время выступлений. Важно, чтобы вопросы не подменялись оценками и советами, перерастая в групповую неуправляемую дискуссию. Кроме того, в балинтовской группе для сглаживания групповой динамики не допускается критика ведущего. При ее возникновении ведущий может напомнить об этой специфике.

А. Моро (Moreau А., 1976) описывает экзистенциальную форму ведения балинт-группы, в которой акцент делается на интуитивных и эмоциональных аспектах отношений «врач – больной». Ведущий занимает более активную позицию, чем в классической балинт-группе. Руководитель группы и ее участники фокусируются на своих переживаниях, выражают их и вчувствуются в переживания друг друга, рассчитывая, что в этом отразятся отношения «врач – больной», помогающие лучше понять пациента. Созданию эмоционального настроя служит проигрывание парами участников ролей врача и пациента. При этом специалист учится отвечать и на вопросы о неизбежности смерти, от которых обычно уклоняются врачи.

Б. А. Бараш с соавторами (1992) разработали вариант балинт-группы со структурированными этапами, подходящий для начинающих терапевтов. После доклада ведущий помогает докладчику сформулировать вопросы по изложенному материалу таким образом, чтобы они были центрированы не на технических деталях лечебного процесса, а на взаимоотношениях терапевта и пациента. Затем все участники по кругу задают уточняющие вопросы для пояснения описанной ситуации (круг вопросов). Далее участники делятся возникшими эмоциональными переживаниями (круг чувств). После этого каждый по очереди высказывает свое видение проблемы докладчика. Следующий круг посвящен проявлениям идентификации с пациентом. Затем наступает очередь свободных ассоциаций по поводу «аналогичного случая», появляющихся образов, метафор и фантазий. Дискуссия может продолжаться в виде повторных кругов обсуждения, предметом которых становится творческое коллективное развитие предложенных неожиданных точек зрения, углубляющих видение проблемы. Последний круг состоит в высказываниях участников на тему: «Если бы терапевтом был я».

Ведущий следит, чтобы на первых этапах вопросы фокусировались на отношениях «терапевт – пациент», не подменялись советами и не перерастали раньше времени в дискуссию. Он оказывает эмоциональную поддержку рассказчику, при критическом настрое группы использует психодраму, где «критику и советчику» отводится роль терапевта, а рассказчику – его пациента. Блокированию групповой динамики способствует также запрет на критику руководителя. Не поощряются высказывания участников в режиме «там и тогда». В конце обсуждения ведущий предоставляет слово рассказчику для обратной связи. Самораскрытие участников происходит легче, когда ведущий группы не демонстрирует компетентность и знание ответов на все вопросы, а делится собственными сомнениями и анализирует свои неудачи. Супервизор не должен изображать образец недостижимого совершенства и подавлять своим авторитетом, его главная функция – быть человеком, способным публично учиться на своих ошибках.

Балинт-группа используется также для подготовки групповых терапевтов (Александров и др., 1990). Содержанием работы является анализ трудных ситуаций в терапевтических группах, характеризующихся по сравнению с индивидуальной терапией более многочисленными и многомерными переменными. Важной задачей балинт-группы является выработка приемов компактного, структурированного и достаточно содержательного изложения исходных данных о конкретных групповых ситуациях. Для решения данной задачи используются вспомогательные материалы и методы аудио- и видеозаписи групповых занятий, социометрические срезы группы, психодраматическое разыгрывание определенного эпизода, в котором участники обсуждения, включая рассказчика, играют роли членов анализируемой группы. Основной акцент в дискуссии делается на различных аспектах взаимодействия и взаимоотношений терапевта и меняющейся групповой ситуации (с отдельным участником, подгруппой, группой в целом), эмоционально значимое обсуждение предоставляет обратную связь первого порядка (от члена балинт-группы к докладчику) и второго порядка (от докладчика к балинт-группе, члены которой получают информацию об эффективности их корригирующей деятельности, необходимой для работы психотерапевта).

Источник: Старшенбаум Г.В. Энциклопедия начинающего психолога. — М.: АСТ, 2018

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *